Пресс-центр

Фельдшер «Скорой помощи» добилась отмены наказания за интервью

В Новгородской областной федерации профсоюзов сообщили, что медик выиграла суд у руководства, наказавшего её за защиту прав работников.

Правда, как выяснилось, решение суда вступило в силу уже достаточно давно, но в НОФП сообщили о нём только сейчас.

В прошлом году руководитель первичной организации сотрудников «Скорой помощи» Татьяна Кон дала интервью одной из телекомпаний, в котором говорила о нехватке сотрудников из-за низких зарплат.

За год ушло человек 40-50 медиков (официальная цифра - 28 фельдшеров и 5 врачей). А пришли, человек шесть-семь – но не врачи или фельдшеры, а медсёстры и медбратья.

В августе было сокращено число бригад с 19 до 12. Хотя только недавно станция была обеспечена новыми машинами для всех 19-ти бригад. И те, которые есть, укомплектованы не полностью, даже реанимационная бригада.

Сколько конкретно вы получаете?

Двадцать тысяч рублей. Но у меня 17 лет стажа на «Скорой». Те цифры зарплат, которые руководство озвучивает, я не знаю, откуда они берут. В августе, действительно, подняли оклад – с 8 до 12 тысяч рублей. Но одновременно снизили доплаты за стаж и за ночную работу – со 100% до 40% и всё осталось, как раньше. И если сначала люди уходили именно из-за низких зарплат, то потом стали уходить из-за того, что тяжело работать – по двадцать выездов в сутки. Руководитель департамента здравоохранения на встрече с нами говорила, что плохо работаем: неправильно заполняем карты, когда приезжаем к больным. Но их просто некогда заполнять! У нас была встреча с вице-губернатором Ольгой Колотиловой, но вообще «ни о чём». Она нам сказала, что выросла смертность от ДТП в Новгородском районе. Как будто из-за нашей плохой работы.

Большинство сотрудников вас поддерживает?

Когда мы собирали подписи под письмом к президенту, то его за день подписали 86 человек, а всё делалось быстро, ловили тех, кто был на смене.

Какая-то реакция была после этого?

Письмо переслали сюда. В начале сентября у нас была встреча с Никитиным. Он нам сказал, что денег для нас нет, есть более серьёзные проблемы.

Что, прямо так и сказал?

Я передаю, как было. Мы обращались также в Минздрав, в Генпрокуратуру, в Следственный комитет, пока результатов нет. 

Каким, на ваш взгляд, должен быть выход из этой ситуации? 

Зарплаты врачей на «Скорой» должны быть хоть как-то сопоставимы с питерскими. 

Ну не будут у нас платить восемьдесят тысяч…

Не знаю, откуда они берут эти цифры. Те врачи, которые от нас ушли на работу в Санкт-Петербург (они ездят туда на смены) получают 70 тысяч рублей – это потолок. Фельдшеры – около 50 тысяч. 

Год назад стало плохо родственнику. Приехавший медик сделала ЭКГ, сказала, что с сердцем всё нормально. Дала лекарство от желудка. В ту же ночь снова вызывали «Скорую». Более опытный врач сразу определила инфаркт, звонила на станцию, отчитывала. Недавно человеку опять стало плохо. Симптомы – те же. Жена доказывает приехавшему медику, что это сердце. Та опять объясняет, что ЭКГ ничего не показывает. Только после скандала, везут в областную больницу. Сорок минут на анализ крови – да, прединфарктное состояние. Скажите, для всех работников «Скорой» надо требовать повышения зарплаты или там премий? 

Так в этом всё и дело! Когда был нормальный слаженный коллектив, фельдшеры вообще не ездили на такие вызовы. А теперь едут сотрудники без опыта, до этого неделю покатавшиеся с врачами.

С вопросом о ситуации на станции мы обратились к руководителю департамента здравоохранения Галине Михайловой. Она нам сказала: 

84 тысячи рублей зарплата врача «Скорой» в Петербурге, я сама видела эти листки. Нам это никогда не перебить. На ноябрьскую думу будет вынесен проект закона о поддержке фельдшеров. 

По нашей информации, доплаты планируют сделать 50, 100, 200 тысяч рублей в год – в зависимости от стажа. Но пока закон не принят.

Кроме того, в департаменте здравоохранения нам заявили: 

«Врачи, прибывшие на работу на станцию скорой медицинской помощи из других регионов, а также врачи, приступающие к работе впервые после завершения учёбы, вправе претендовать на получение 500 тысяч рублей на улучшение жилищных условий в рамках закона, действующего на территории Новгородской области. Заявления принимаются после полугода работы. 

Активная работа по привлечению кадров на станцию ведётся на уровне федеральных вузов, а также в медицинском колледже НовГУ и медицинском училище в Боровичах. Новгородская станция располагает собственным общежитием, возможность принять иногородних специалистов имеется».

Ответной мерой со стороны руководства станции "Скорой помощи" стало давление:

"Руководитель станции «Скорой помощи» потребовал объяснений: почему интервью было дано в рабочее время и на территории организации без разрешения, – рассказала руководитель юридического отдела НОФП Ольга Коломоец. – В объяснительной она написала, что выступала как руководитель профсоюзной организации. Несмотря на это, её лишили премии, что нарушает, в частности, конвенцию №135 Международной Организации Труда".

В федерации Татьяне Кон помогли составить иск. Процесс против работодателя она выиграла, добившись выплаты премии и нескольких тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда. Оспаривать это решение ответчик не стал.

Однако, как стало известно, женщина больше на новгородской «Скорой» не работает. Она была вынуждена перебраться на работу в Петербург.

Фото pixabay



26 июля 2018
09:45
Распечатать
Поделиться